Об авторе

Как я уже отмечал, читая эту книгу, очень полезно иметь общее представление о её авторе. Это связано с тем, что вопросы, которые я здесь планирую затронуть, не являются для меня вопросами теоретическими, эти вопросы для меня самые, что ни на есть -практические, на себя примеренные и провереные, а от этого мой взгляд, временами и темами, может быть весьма субъективным по форме.

Я родился и вырос в Москве, типичная безотцовщина и пролетарий. Отучился в школе, отправился в армию.

Немножко послужил по контракту, вернулся обратно. Потом вполне успешно работал, поступил в университет, женился, бросил университет, уехал жить в деревню, потерял семью и нашёл новую. Так и живу - в деревне.

Это если посмотреть со стороны сухих, так сказать, биографических фактов. Тезисно, но достаточно полно.

Теперь рассмотрим эти сухие факты с точки зрения их духовного наполнения.

Для меня духовные сферы всегда были притягательными. Несмотря на отсутствие чёткого понимания, что же я ищу, тем не менее, я всегда это искал. Сколько себя помню, объективная реальность, данная нам в ощущениях, меня не удовлетворяла в полной мере, ставя ребром вопросы, на которые не могла ответить.

А меня влекло то, что будучи целиком умозрительным, было бы при этом всеобъемлющим и самодостаточным.

Надо понимать, что в детстве я был сначала октябрёнком, потом пионером, и единственным "духовным" ориентиром для меня был "Тимур и его команда", если говорить образно. В моей семье о вере не говорили, хотя бабушка и крестила меня в православном храме, но это помнится слабо и никак не повлияло на моё личное восприятие веры, и не имело никакого продолжения вплоть до 1995 года или около того.

В процессе возрастания к потолку, я попадал под влияние всяких нелепых концепций, начиная от Порфирия Иванова и заканчивая "Аум Синрикё" в середине девяностых. Перечислять мелкие кочки, вроде созерцания философии Дзен-буддизма и Даосизма, думаю, нет нужды. Понятно, что отдельные граждане, бывает, задерживаются надолго на этих блестящих восточных побрякушках, но мне, слава Богу, это не удалось. Наверное, сыграл свою положительную роль сравнительно юный возраст и нехватка свободного времени для экспериментов. Чему я очень теперь рад, это сэкономило мне несколько лет жизни.

Где-то году в 95 или около того, мне в руки от знакомого попала стопка православной литературы и несколько протестантских брошюр. Этот момент стал переломным в моей жизни, именно тогда я понял, что я нашёл, наконец, то, что я так долго искал! Да, Бог открылся для меня, и я это глубоко почувствовал.

В это время я слушал радио "Радонеж" (зря хихикаете, тогда оно было ещё вполне нормальным), и особенно мне нравились передачи о. Олега (Стеняева) из храма на Большой Ордынке. При храме было учреждение под названием "центр реабилитации жертв нетрадиционных религий". Прикинув, что я вроде как жертва этих самых религий, я отправился прямо туда, на приём, консультацию и реабилитацию.

Спустя несколько недель я успешно реабилитировался, пройдя в храме так называемый "чин присоединения". (Забегая вперёд, надо сказать, что после этого я на долгие 20 (двадцать) лет стал православным).

Поскольку я не люблю делать что-то наполовину или кое-как, я погрузился в пучину новой для меня жизни с головой, поглощая литературу, перестраивая свою духовную и мирскую жизнь и проводя переоценку всего, что когда-либо уже успел оценить. Параллельно вёл миссионерскую деятельность в среде попавшихся под горячую руку друзей и родственников. Ясное дело, самыми топорными методами.

Желание монашества во мне разгорелось весьма нешуточное, а взгляд на жизнь поменялся навсегда. Но, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Пора и долг Родине отдавать! Как ты догадываешься, мне выдали кирзовые сапоги и отправили осваивать воинские дисциплины. Духовная жизнь получила удар длинною в 3.5 года от вооружённых сил. Нет, я не забыл в армии о вере. Наверное, она там была моей единственной отрадой и утешением. И, наверное, именно тогда я начал понимать, что есть главное, а что под вопросом.

В условиях, когда ты сам себе не принадлежишь, развивается острое чувство того, что на первом месте, что именно даёт силы, а что есть просто пыль.

Но вернёмся к линии судьбы. После увольнения в запас я вернулся домой. Это было здорово и, по началу, жизнь немножко сбила меня с толку новыми красками и гормональным террором, думаю, тут пояснения не нужны. Работа увлекла, плоть ослепила. Но, к счастью, не на долго.

Я никогда не оставлял желания монашества. Перед армией я ездил с паломническими поездками в несколько монастырей, очень известных в России. Тогда всё было в руинах, только восстанавливалось. Очень даже чувствовалось правильное духовное устроение монастырей и монахов. После же армии, спустя несколько лет, я повторил вояж по тем же местам и в некоторые другие монастыри. Увы и ах. Ничего того, что я видел до армии там уже не было. Прошли какие-то 7-8 лет, монастыри было не узнать. Это уже были туристические центры, контраст был столь же разительным, сколь и поразительным.

Но лично мне это было не важно, я не тот человек, который слишком уж полагается на внешнее, суть явлений была ясна и она никак не меняла моего внутреннего стремления и ориентиров. Поэтому я решил перейти к осуществлению своих планов непосредственно.

Использовав появившуюся возможность, я уехал на две недели в старинный монастырь в Брянской области в качестве паломника. Посмотрев на житьё-бытьё и не увидев того духовного обнищания, что мне мерещилось в больших монастырях, я решил закончить все свои дела в городе и вернуться сюда - уже навсегда.

Но получилось всё совсем не так. Вернувшись в Москву и начав сворачивать свои дела, уволившись с работы и бросив университет, я, внезапно, оказался женат. Увы. Это всё значительно осложнило и спутало мои планы. Хотя, как сейчас я вижу, всё это было необходимо и стало частью того плана, с помощью которого Господь вёл меня к Себе.

Поскольку монашество пришлось отложить, на ближайшие годы я стал семейным человеком. В рамках своих супружеских обязанностей, я сменил место жительства и начал опять зарабатывать деньги. Ибо чем ещё заниматься женатому парню в расцвете лет? Я совсем не забыл о Боге, продолжая грешить и каяться, попутно занимаясь общественно-политической деятельностью и добывая твёрдую валюту в борьбе за капитал.

Но чем дальше я продвигался в духовном поиске, тем больше замечал странного. Всё менее и менее окружающий мир казался мне привлекательным.

Благодаря современным на тот момент средствам телекоммуникаций, в результате общения со многими людьми и в процессе непростых размышлений мне стало очевидно, что этому миру наступает конец. В самом прямом и определённом смысле. Раскрывать глубоко все эти вопросы - очень непростая тема для отдельной книги, для ясности я лишь приведу в пример такие вопросы, как разрушение биосферы, необратимая деградация плодородия почв, загрязнение воздуха и воды, эпидемия ГМО в сельском хозяйстве, прививочный геноцид, одурачивание с помощью школ, присвоение номеров людям вместо имён (уже тогда "процесс пошёл"), духовное обнищание "отцов" и "великих господ", дрейф мировой политической и экономической парадигмы в сторону самого дикого либерализма и неофеодализма (а сейчас посмотрите вокруг - это уже всё произошло!!!), расцвет педерастии, феминизма и гендерного индифферентизма... Короче, всё это уже случилось, а тогда только начинало наклёвываться и пускать робкие корешки.

Наблюдая этот жуткий процесс, я просто не знал, что делать. Я не видел ни для себя, ни для своей семьи жизни в этих новых реалиях. Ведь уже в то время моей совести приходилось идти на поиски компромиссов в вопросах вполне себе духовных. А что особенно было неприятно, мой взгляд почти никто не разделял. Находясь в таких вот размышлениях, Бог надоумил меня обратиться к Нему, что я и сделал.

И Он послал мне на аудиокассетах запись книги о. Александра (Краснова) "Житие и наставление старца Антония". Как-то так называлась. Прослушав эти кассеты несколько раз, я понял, что это ответ на мои вопросы, и начал подготовку к отъезду в деревню навсегда.

Не прошло и полугода, как я с семьёй уехал из города. Но, выиграв в одном, наверняка теряешь в чём-то другом. Так и получилось. В результате личных негораздов, через несколько лет я остался в деревне один, и у меня было порядком времени, чтобы подумать.

И вот, пока я думал, сначала был 2006 год, когда РПЦ провозгласила общего с мусульманами "Всевышнего", потом, не далее как два года назад, был саммит Кирилла с "Папой Римским". Не считая множества куда менее заметных, но от того не менее для меня значимых духовных событий.

После 2016 года в моей жизни резко обострились противоречия между моей верой в Господа Иисуса Христа и религиозной организацией под названием "РПЦ", которые, с Божией помощью, и разрешились через переосмысление предмета моей веры и отделение того, что к ней не имеет никакого отношения. Последние три года я уже не православный, я просто христианин, верующий в Господа Бога Иисуса Христа и, в меру сил, следующий за Ним, презрев мир и всё, что в нём.

Вот об этом и будет моя книга, можно переходить к сути.